24 октября 1941 г. авианосцы 2-й ДАВ по­кинули Йокосука и 7 ноября пришли в Курэ (с заходом в Кусикино и залив Ариакэ). По­полнив запасы, они перешли в Саэки (при­были 16 ноября), где приняли на борт ави­агруппы. 18 ноября «Сорю» и «Хирю» поки­нули Саэки и отправились к Курильским островам, куда они прибыли 22-го числа. Там, в заливе Хитокаппу на острове Эторофу (ныне — Итуруп) было назначено место сбора кораблей Авианосного ударного со­единения, выделенных для операции по выводу из строя ядра Тихоокеанского фло­та США на его базе в Перл-Харборе (на острове Оаху Гавайского архипелага) В состав этого соединения под командова­нием вице-адмирала Нагумо Тюити входи­ли: 1-я ДАВ («Акаги» и «Кага»), 2-я ДАВ "Сорю" и «Хирю»), 5-я ДАВ («Сёкаку» и "Дзуйкаку"), 1-й отряд 3-й ДЛК («Хиэй» и "Кирисима"), 8-я ДКр («Тоне» и «Тикума»), 1-я флотилия ЭМ (КрЛ «Абукума» и 9 ЭМ). Кроме того, для действий у Гавайских ост­ровов выделялось Передовое соединение, состоявшее из подводных лодок, пять из которых несли пять сверхмалых подводных лодок, также предназначенных для атаки Перл-Харбора.

26 ноября 1941 г. «Сорю» вместе с ос­тальными кораблями АУС покинул Курилы и отправился к Гавайским островам Сле­дует отметить, что вначале участие 2-й ДАВ в нападении на Перл-Харбор вообще не предусматривалось. Узнав об этом, командир дивизии контр-адмирал Ямагути встретился с вице-адмиралом Нагумо, взял его шею в классический захват дзю­до и начал душить, требуя клятвенного за­верения в том, что 2-ю ДАВ обязательно включат в состав ударной группировки. Только вмешательство начальника штаба 1-го ВФ контр-адмирала Кусака Рюноскэ спасло его начальника от возможной травмы. Так или иначе, но 2-я ДАВ оста­лась в составе Гавайской ударной группи­ровки Вот так иногда решались пробле­мы в японском императорском флоте...

Несмотря на плохую погоду и необходи­мость управлять соединением в режиме полного радиомолчания, переход прошел без затруднений и 6 декабря корабли На- гумо уже были в 600 милях к северу от острова Оаху. Тут экипажам кораблей торжественно зачитали полученный по ра­дио текст Императорского рескрипта о начале войны против Соединенных Шта­тов Америки и Британской империи.

Задачей нападения японской авианос­ной авиации и подводных лодок на базу Тихоокеанского флота США в Перл-Харборе был вывод из строя ядра американс­кого флота приблизительно на 6 месяцев с целью обеспечить беспрепятственный захват японцами богатых ресурсами (и в первую очередь нефтью) районов Юго- Восточной Азии. Вопреки популярному заблуждению, Гавайская операция была всего лишь рейдом, обеспечивавшим действия японского флота на главном (южном) направлении. Причём рейдом весьма опасным — потери в самолётах и авианосцах планировались на уровне 30% от задействованных сил*. А после атаки возможная погоня американского флота за АУС считалась настолько вероятной, что на помощь соединению Нагумо к вос­току от Японских островов были выдвину­ты главные силы японского Объединённо­го флота (6 линкоров и 2 авианосца с эскортом) во главе с его командующим, ад­миралом Ямамото Исороку.

В процессе подготовки операции разра­батывалось два разных варианта атаки: против флота, находящегося собственно в Перл-Харборе на острове Оаху, и флота, находящегося на якорной стоянке Лахаина у берега острова Мауи к юго-востоку от Оаху (где американские линкоры и ави­аносцы базировались до окончания работ по превращению Перл-Харбора в полно­ценную базу флота).

Атака планировалась двумя волнами. Первая волна должна была уничтожить главные силы американского флота — линкоры и авианосцы — с помощью тор­пед и 800-кг бронебойных бомб Вторая волна должна была добить повреждённые корабли или атаковать крейсера и под­водные лодки в случае, если добивание не требовалось. При этом удар по кораб­лям должны были наносить авиагруппы 1-й и 2-й ДАВ а менее опытные авиагруппы 5-й ДАВ предназначались для атаки аэ­родромов.

Действия 1-й ударной волны

7 декабря 1941 г. в 6.00 по местному вре­мени (01.30 8 декабря по токийскому времени) с палубы «Сорю» начали подни­маться самолёты 1-й ударной волны. В её состав входили: 10 ударных самолётов тип 97 (короткое обозначение — B5N2) со специальными 800-кг бронебойными бом­бами тип 99. N9 80, модель 5""', 8 удар­ных самолётов тип 97 с торпедами тип 91, модификация 2, а также 8 истребителей тип 0 (короткое обозначение — А6М2).

Как ни удивительно, но самолётам 1-й ударной волны не назначили запасных це­лей на случай, если линкоров или авиа­носцев в Перл-Харборе не окажется. Но еще более невероятным было то. то эки­пажи ««специальных» (то есть несших тор­педы) ударных отрядов 2-й ДАВ никто не предупредил, что в Перл-Харборе нету ни одной из их целей (американских авиа­носцев). хотя об этом сообщили и японс­кие агенты на острове Оаху, и самолёт- разведчик, облетевший Перл-Харбор пе­ред атакой!

Поэтому, когда торпедоносцы с «Сорю» и «Хирю» вышли на исходную позицию для атаки, капитан-лейтенант Мацумура с «Хирю» (возглавлявший группу торпедо­носцев 2-й ДАВ) все никак не мог найти авианосцы и, естественно, медлил с ата­кой. Это надоело порывистому капитан- лейтенанту Нагаи с «Сорю», который вы­шел из строя, подлетел к самолёту Мацу­мура и жестами предложил ему поторопиться, после чего ринулся в атаку. Только подлётев поближе. Нагаи понял, что достойных целей у западного берега острова Форд нет, и решил атаковать линкор, замеченный им у дока № 1010*. К сожалению, за ним последовал только его ведомый, старшина 1-й статьи Мори Дзи- ро. Рефлексы остальных шести экипажей оказались сильнее, и они дисциплиниро­ванно пошли в атаку на корабли, стояв­шие на «авианосных» бочках, вслед за ка­питан-лейтенантом Накадзима.

Накадзима целился в корабль-цель «Юта» (AG-16 «Utah»), но ему пришлось бросать торпеду под большим углом к це­ли, поэтому она прошла левее и поразила легкий крейсер «Рейли» (CL-7 «Raleigh»).

Но из пяти его ведомых двое смогли по­разить «Юта», который начал быстро за­полняться водой, а его крен достиг 15 градусов. Видя, что корабль не спасти, старший из находившихся на борту офи­церов (капитан 3-го ранга Сквит) прика­зал оставить корабль, который оконча­тельно перевернулся к Ой. 12.

Тем временем Нагаи атаковал свой «линкор», который оказался стоящими борт о борт минным заградителем «Огла- ла» (СМ-4 «Oglala») и легким крейсером «Хелена» (CL-50 «Helena»). Торпеда прош­ла под минзагом и ударила в правый борт крейсера в районе 80-го шпангоута, выз­вав затопление котельного отделения N° 1 и носового машинного отделения, причем правая машина была серьезно повреждена. Сила взрыва была такой, что проломи­ла и борт «Оглала», который перевернул­ся и затонул 1,5 часа спустя.

Шедший следом Мори, не стал атако­вать -Хелену», твердо решив не тратить свою торпеду на что-либо меньшее, чем линкор. Он развернул свою машину, что­бы выйти в атаку на линкор «Калифорния» (ВВ-44 «California»), стоявший чуть южнее «линкорного ряда». Разворот был столь резким, что Мори испугался потерять ско­рость и рухнуть в воду — но обошлось. Правда, поворот все равно был слишком долгим, и старшина понял, что они оказа­лись слишком близко от линкора для удачной атаки. Крикнув своему бомбарди­ру, чтобы он не сбрасывал торпеду, нес­гибаемый Мори описал круг над гаванью и снова вышел в атаку на -Калифорнию», «вписавшись» в атакующую колонну тор­педоносцев с «Кага». Снизившись до 15 метров, он, наконец, сбросил торпеду, ко­торая попала-таки в американский лин­кор.

Тем временем B5N2, вооруженные 800- кг бомбами тип 99, атаковали «линкорный ряд». Целью 1-й эскадрильи стали линко­ры «Теннесси» (ВВ-43 «Tennessee») и «За­падная Виргиния» (ВВ-48 «West Virginia»), а 2-й — «Невада» (ВВ-36 «Nevada»). Точ­ных данных об их результативности нет, хотя возможно, что одна 800-кг бомба все-таки попала в палубу «Невада- перед башней главного калибра N? 1 и взорва­лась на второй палубе, разворотив поме­щения младших офицеров и «вспучив» па­лубу полубака.

8 истребителей с «Сорю», прикрывав­ших атаку пикировщиков с авианосца "Дзуйкаку" на аэродром Уилер Филд, в перерыве между бомбежками сами атако­вали аэродром, сделав три захода на штурмовку стоящих стройными рядами перед ангарами американских истребите­лей. После этого капитан-лейтенант Суга- нами повел своих подчинённых на штур­мовку аэродрома корпуса морской пехоты США Эва Филд. Сменив своих коллег с "Хирю", истребители «Сорю» 15 минут (с 08.05 до 08.20) штурмовали аэродром, а также гонялись за пикировщиками «Дуг­лас SBD «Донтлесс» с авианосца «Энтерпрайз», имевшими неосторожность как раз в тот момент попытаться совершить по­садку на Эва Филд. При этом 4 америка­нских самолёта были сбиты.

Из находившихся на аэродроме к мо­менту японской атаки 47 самолётов 32 машины были уничтожены и 15 поврежде­ны. Кроме того, на аэродроме погибло 4 человека, а еще 15 было ранено.

После окончания штурмовки истребите­ли потянулись в точку рандеву с бомбар­дировщиками (в 20 милях к северо-западу от мыса Каена на западной оконечности острова Оаху), возвращаясь обратно на свой корабль

Самолёты 1-й волны потерь не понесли.

Действия 2-й ударной волны

Самолеты 1-й волны отправились в полёт обратно на «Сорю», а к Оаху уже подходи­ла 2-я волна: 17 бомбардировщиков (пи­кировщиков) тип 99 под командованием капитана 3-го ранга Эгуса Такасигэ и 9 истребителей тип 0 под командованием капитан-лейтенанта Иида Фусата.

Бомбардировщики появились над Перл - Харбором в 09.00 (по другим данным, на 5 минут позднее). Их главной цели — ави­аносцев — в гавани не оказалось, и они атаковали запасные цели: стоявшие у пирсов базы крейсера.

Сам Эгуса атаковал тяжелый крейсер «Новый Орлеан» (СА-32 «New Orleans»), но успеха не добился из-за сильного зенит­ного огня и задымленности. Его ведомые атаковали док № 1, где стоял линкор «Пенсильвания» (ВВ-38 «Pennsylvania»). В линкор пикировщики не попали, но зато добились попаданий в стоявшие в доке вместе с линкором эсминцы «Кэссин» (DD-372 «Cassin») и «Доунс» (DD-375 «Downes»). Одна бомба разорвалась меж­ду кораблями в районе кормы, изрешетив корпуса обеих кораблей и частично смес­тив «Кэссин» с кильблоков Следующая бомба вызвала пожар на «Доунсе», кото­рый привел к взрыву зарядных отделений торпед в торпедном аппарате правого борта. Взрыв вызвал сильный пожар топ­лива, который привел к тому, что борьба за живучесть кораблей стала невозмож­ной. К тому же в этот момент началось за­полнение дока водой, и всплывшая вмес­те с водой горящая нефть нанесла кораб­лям дополнительные повреждения. В довершение всех несчастий сместивший­ся с кильблоков «Кэссин» при наливе во­ды навалился на своего соседа, серьезно повредив тому корпус. В результате полу­ченных повреждений оба эсминца были списаны на слом*.

Попавший в «Доунс» третий пикиров­щик из звена Эгуса отстал от своих и решил самостоятельно добираться к точ­ке сбора. По дороге он наткнулся на не­большой аэродром Халейва (на севере о. Оаху) и решил обстрелять находившиеся там американские истребители. Но нес­колько истребителей уже успели взлететь, и одинокий D3A1 сам стал мишенью для Р-40В младшего лейтенанта Джона Дейн- са, который «приклеился» к его хвосту и не отстал до тех пор. пока подбитый японский самолет не рухнул в море у го­родка Кааава на восточном побережье Оаху.

Остальные пикировщики «Сорю» не до­бились прямых попаданий, хотя близкие разрывы их бомб нанесли некоторые пов­реждения крейсерам «Новый Орлеан», «Гонолулу» (CL-48 «Honolulu») и «Сент Лу­ис» (CL-49 «St. Louis»), а также торпедиро­ванной «Хелене», на которой от этих раз­рывов погибло несколько человек. Ответ­ный огонь американских кораблей сбил один D3A1 с «Сорю.

Приблизительно в то же время истреби­тели с «Сорю» появились над гидроаэрод­ромом Канеохе, по которому только что нанесли удар ударные самолёты с «Сёка- ку» и истребители с «Хирю». Не найдя в воздухе вражеских самолётов, капитан- лейтенант Иида повел своих подчиненных на штурмовку аэродрома. Каждое звено сделало по три захода на цель, добив все самолёты, уцелевшие во время предыду­щих атак (все 35 самолётов на гидроаэродроме были выведены из строя). При этом сильный зенитный огонь американ­цев повредил самолёт самого Иида — у него был пробит топливный бак****. По­няв, что ему не дотянуть до авианосца. Иида жестами сообщил об этом своему заместителю (им был лейтенант Фудзита Иёдзо), махнул рукой на прощание — и ринулся к земле. Его машина проскочила над оружейной гидроаэродрома (скорее всего, именно в неё и целился пилот) и врезалась в холм позади нее. На лётчиков с «Сорю» произвел большое впечатление тот факт, что Иида, который всегда при­зывал своих подчиненных ни при каких обстоятельствах не сдаваться в плен, ока­зался до конца верен своим принципам, когда пришел его час умирать...

Но неприятности истребителей «Сорю» на этом не закончились: почти сразу пос­ле гибели командира их атаковали 4 ист­ребителя Р-36 из состава 46-й истреби­тельной эскадрильи ВВС армии США******, только что взлетевшие с аэ­родрома Уилер Филд. 6 японских истре­бителей (в том числе один с «Хирю», «прибившийся» к эскадрилье Фудзита) ждали 3-е звено, заканчивавшее штур­мовку Канеохе, и были захвачены врасп­лох атакой американцев

Сандерс атаковал первым и быстро повредил свою цель (истребитель лейте­нанта Фудзита), после чего решил, что сбил японца. Однако Фудзита вовсе не был сбит, и, полный желания отомстить, набросился на истребитель Стерлинга, зашедший в хвост его ведомому, старши­не 2-й статьи Окамото Такаси. Сандерс заметил это и бросился на помощь Стер­лингу, который так увлекся атакой «Рэйсэ- на» Окамото, что не заметил, как ему са­мому сел на хвост японский истребитель.

Но Фудзита оказался проворнее — от его меткого огня машина Стерлинга загоре­лась и рухнула в воду.

Сбив Стерлинга, Фудзита атаковал Р-Зб Расмуссена, с ужасом наблюдавшего за гибелью своего товарища. Тот успел увернуться, хотя Фудзита и был уверен, что сбил американца.

Тем временем в бой вступило 3-е звено японских истребителей, один из лётчиков которого, старшина 2-й статьи Танака Дзиро, атаковал истребитель Такера, ко­торый все никак не мог взвести свои пу­лемёты. Получив несколько попаданий, Такер быстро вышел из боя. В свою оче­редь Танака был атакован Расмуссеном, который добился нескольких попаданий. Танака, увидев, что крыло его машины го­рит, решил повторить подвиг капитан- лейтенанта Иида и бросил свой А6М2 в последнее пике на Канеохе. Но пока он пикировал, поток воздуха сбил пламя, и старшина решил пожить ещё немного. Несмотря на 9 попаданий (часть принад­лежали пулемётам Р-36 Расмуссена, часть — пулемётчикам с Канеохе) его ма­шина смогла дотянуть до «Сорю».

Фудзита повел свои поврежденный ист­ребитель к точке сбора у мыса Каена. Вместе с ним были ведомые Иида, стар­шина 1-й статьи Ацуми Сюн и старшина 2-й статьи Исии Сабуро. Стремясь побы­стрее добраться к точке сбора, оба ведо­мых забыли об осторожности и даже ос­тавили своего ведущего позади — что их и погубило. Их атаковали два Р-36, пилоти­руемые младшими лейтенантами Харри Брауном и Малколмом Муром. Мур атако­вал Исии, его атаковал Ацуми, ну а тому в хвост пристоился Браун. В короткой схватке оба японских истребителя были подбиты (машина Ацуми даже загоре­лась), но смогли уйти на запад, хотя на "Сорю" они так и не вернулись. Только не­давно их обломки были обнаружены в проливе между островами Кауаи и Ниихау (к западу от о. Оаху).

А Фудзита продолжал тянуть свою пов­реждённую машину домой. По дороге его в третий раз пытался атаковать Сандерс, но японский лётчик не принял боя. а аме­риканец решил его не преследовать, пос­кольку они удалялись всё дальше и даль­ше от Оаху. Наконец, в 11.45 Фудзита смог посадить свой избитый «Рэйсзн» на палубу «Сорю». Сделал он это очень вов­ремя, поскольку немедленно после посад­ки один из цилиндров его двигателя прос­то отвалился!

Потери 2-й волны с «Сорю» в тот день составили 3 истребителя и 2 пикировщика.

Кроме прикрытия ударных самолётов в атаке на о. Оаху и штурмовки наземных целей истребители «Сорю» несли боевой воздушный патруль над соединением ад­мирала Нагумо.

Описания налета на Перл-Харбор обыч­но принято заканчивать рассуждениями на тему необходимости еще одного удара с целью уничтожить открыто стоящие ря­дом с гаванью Перл-Харбор топливные цистерны, в которых хранился запас топ­лива для американского флота, ну и унич­тожить американские авианосцы. Не бу­дем и мы отступать от традиции. Футида Мицуо в книге «Сражение у атолла Миду­эй» писал, что после окончания налета на Перл-Харбор в штабе Авианосного удар­ного соединения «предполагали, что ави­аносцы и тяжелые крейсера противника находятся на учениях где-то южнее о. Оа­ху. Я подумал, что еще одним ударом с воздуха по о. Оаху мы могли бы заставить авианосные силы противника подойти ближе к Перл-Харбору. И тогда, если на­ше соединение вместо того, чтобы уйти тем же путем, каким пришло, обогнет Га­вайские острова с юга и направится к Маршалловым островам, ведя поиск си­лами авиации, вполне вероятно, что нам удастся обнаружить американские авиа­носцы». То есть ни о какой специальной атаке инфраструктуры речи не шло. Но самое любопытное в этом предложении состоит в том, что вице-адмирал Нагумо имел приказ вернуться в Японию сразу же после окончания атаки — о чем Футида не мог не знать. Разумеется, в приказе Нагу­мо указывалась возможность отправки 3-й, а может, и 4-й ударной волны в слу­чае, если американской авиации будет нанесен серьёзный урон. Но простое сравнение потерь 1-й и 2-й волны ясно показывало, что ПВО о. Оаху вовсе не вы­ведена из строя. Сам Футида на прямой вопрос Нагумо был вынужден ответить, что он не имеет ни малейшего понятия о состоянии американской авиации после налёта (только на следующий день после опроса лётчиков он смог получить более- менее подробную информацию о резуль­татах атаки).

Кроме того, командование Кидо бутай не имело ни малейшего понятия о место­нахождении американских авианосцев. А чем чревата ситуация, когда японские авианосцы оказываются между вражески­ми сухопутными авиабазами и авианосны­ми соединениями, наглядно показало сра­жение у атолла Мидуэй.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме "ВМФ".