Сергей Караганов. Источник: svobodanews.ru

Конкуренция на мировом рынке вооружения резко обострилась

В преддверии IX Международной выставки вооружений, военной техники и боеприпасов Russia Arms EXPO 2013, которая пройдет в сентябре в Нижнем Тагиле, журналист «НВО» Геннадий Старых встретился с Сергеем Александровичем Карагановым, почетным председателем президиума общественного Совета по внешней и оборонной политике, автором множества публикаций по проблемам экономики, внешней политики, контроля над вооружениями, стратегии национальной безопасности, внешней и военной политики России.

– Сергей Александрович, вы планируете принять участие в круглых столах и панельных дискуссиях в ходе выставки в Нижнем Тагиле. Как вы считаете, насколько оправдан подобный формат?

– Я предполагаю, что буду вести два круглых стола – «Международный мир и безопасность: философия антикризисного реагирования» и другой – «Глобальный рынок вооружения: контуры добросовестной торговли». Обе темы довольно сложны, но, как мне кажется, организаторы соберут интересную команду, и у нас получится занимательная дискуссия.

Что касается сути поставленного вопроса: мы должны помнить, что подобного рода выставки – это ведь не только продажа оружия, а еще и место общения людей, связанных с оборонной промышленностью. Это, грубо говоря, огромная конференция, где они обмениваются мыслями, где завязываются новые контакты, выстраиваются новые технологические цепочки.

В Нижний Тагил приедут люди, в том числе и для того, чтобы узнать как можно больше о главных проблемах мироустройства. Сейчас такие проблемы стоят особенно остро, просто потому, что мир движется по сразу нескольким малопредсказуемым направлениям и ориентирование производителей вооружений в этом мире должно быть многомерным.

– В мире наметилась тенденция к сокращению военных расходов. В этих условиях, как вы ожидаете, насколько успешной окажется выставка в Тагиле?

– Существует несколько взаимоисключающих тенденций на рынке вооружений. Да, действительно, США и другие западные страны сокращают закупки вооружений и вообще траты на вооруженные силы. Но новые государства, такие как Индия, Китай, страны АСЕАН, – сплошь и рядом увеличивают траты. Это связано с тем, что в Азии снова ключевую роль начинают играть национальные государства, которые пока еще пытаются обеспечивать свои позиции, в том числе и с помощью военной силы, как для отражения возможных угроз, так и с точки зрения престижа. Думаю, что у россиян есть хорошие шансы продавать свое оружие, просто по той причине, что, как правило, наше вооружение дешевле. Но надо учитывать и простое обстоятельство: в ситуации сокращения закупок вооружений западными странами не исключен демпинг. И поэтому бороться за рынки придется гораздо более жестко и трудно.

– В ходе «деловой программы» в Нижнем Тагиле планируется обсудить программу перевооружения до 2020 года. Как вы считаете, насколько своевременна такая масштабная программа?

– Мы почти 15 лет не тратили почти ничего на вооружение, и наши силы пришли в состояние упадка. Определенное перевооружение необходимо. Вопрос тут должен стоять по-другому: как перевооружаться? Что покупать, как покупать, какие вооруженные силы готовить? Мне кажется, что этот вопрос еще до сих пор у нас не решен. Мне, например, очевидно, что основные вызовы безопасности, которые Россия вынуждена будет купировать с помощью сил общего назначения, – это взрывающийся Ближний Восток, условно говоря, от Афганистана и Пакистана до Северной Африки. Там на ближайшие 20 лет можно предвидеть появление новых государств, взрывы исламского терроризма, войны, которые неизбежно будут перехлестывать на нашу территорию и на территорию союзных нам государств. Мы же по привычке хотим противостоять США и НАТО, которым в ближайшие годы будет, по-моему, не до того, которые сами сокращают свои вооруженные силы. Хотелось бы не потратить деньги бессмысленно.

– Какой курс развития вооруженных сил России вам кажется наиболее перспективным?

– Абсолютно точно – мобильная и компактная армия с упором на спецназ, с упором на дроны, с упором на вертолеты и с упором на очень высокоэффективного солдата. Совершенно понятно, что сейчас, в ситуации сохранения «ядерного пата», на высоком и среднем уровне упор будет делаться, конечно же, на высококачественные и хорошо оснащенные вооруженные силы общего назначения, грубо говоря, на то, что мы называли раньше «спецназ», «десант», но, естественно, уже оснащенные совершенно другой техникой.

– Насколько в рамках перевооружения оправдана закупка иностранных технологий при условии высокого уровня локализации?

– Мы отстали по нескольким крупномасштабным направлениям, мне кажется, что покупка зарубежной техники абсолютно необходима и неизбежна. Другое дело, что не надо покупать то, что мы можем производить сами. Например, мы начали одно время покупать чуть ли не снайперские винтовки, а вдруг выяснилось, что у нас есть завод, который делает лучшие снайперские винтовки в мире. Но то, что современный солдат должен быть оснащен и высококачественной радиотехникой, и компьютерной техникой, то, что нам нужны в большом количестве относительно дешевые дроны как для боевого, так и для разведывательного применения, – это, мне кажется, самое очевидное. Если мы не можем их произвести сами или это запредельно дорого, или они будут ненадежны (мы помним, сколько строился ГЛОНАСС), конечно, нужно.

Геннадий Старых

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме "Новости"

Новое на сайте