Американские подводные лодки.

В годы Второй мировой войны ВМС США с успехом использовали ПЛ для проведения различных диверсионных операций. При этом какой-либо существенной модернизации или переоборудования они не проходили. Исполь­зуя полученный опыт, в конце 40-х годов аме­риканцы переоборудовали в подводные вой­сковые транспорты две ДЭПЛ типа Balao - Perch (SS-313) и Sealion (SS-315). Обе они предназначались для скрытной доставки под­разделений морского десанта и переброски войск. В конце 60-х годов эти корабли стали классифицировать как десантно-транспортные лодки (ДТПЛ).

Здесь нет смысла описывать конструктив­ные особенности этих кораблей (на них мы еще остановимся и лишь отметим, что Perch за ограждением несла прочный цилиндричес­кий контейнер, предназначенный для разме­щения оружия, снаряжения и высадочных средств десанта). С кормового торца контей­нера была установлена открывающаяся проч­ная крышка, через которую извлекалось его содержимое. Характерно то, что доступ в кон­тейнер был обеспечен как в надводном, так и в подводном положении лодки. Для этого он соединялся с прочным корпусом корабля проч­ной шахтой. Подобная схема размещения десантно-высадочных средств, в тех или иных вариациях, впоследствии повторялась на всех американских лодках, вплоть до АПЛ тина Virginia.

Еще в период начала работ над системой Polaris адмирал X. Риковер пришел к убежде­нию о необходимости создания реактора ма­лых мощности и габаритов для АПЛ. Однако какие-либо разработки в этом направлении в США не велись до тех пор, пока 10 апреля 1963 г. не затонула АЛЛ Thresher (SSN-593) и когда стало очевидным, что ВМС остро нуждаются в глубоководных исследователь­ских и спасательных ОПА. Тогда и было ре­шено создать АПЛ NR-1, причем Комиссия по атомной энергии (в настоящее время Мини­стерство энергетики) взялась за разработку атомного реактора, а ВМС - за разработку са­мой лодки. Характерно то, что обе группы про­ектантов должны были использовать уже имев­шиеся технологии и образцы оборудования.

Работы велись в обстановке строжайшей секретности. Покров тайны с АПЛ NR-1 был частично снят 18 апреля 1965 г., когда прези­дент Линдон Джонсон объявил о ее создании. В пресс-релизе Белого дома, в частности, со­общалось: «Разработка АЭУ для глубоковод­ной исследовательской ПЛ обеспечит более широкую свободу развития и позволит увели­чить кампанию активной зоны главных и вспомогательных АЭУ. Эти особенности вне­сут вклад в результаты исследований специа­листов и в разработке ресурсов океана». Ин­тересно то, что NR-1 никогда официально не получала наименования и литерно-цифрово- го индекса. Ее даже не вводили в строй. Как известно, в ВМС США используется сквозная нумерация кораблей, назначаемая через кон­гресс. Адмирал Риковер, отказавшись от но­мера в общем списке, стремился избежать над­зора, которому корабль обычно подвергается со стороны сразу нескольких бюрократичес­ких организаций.

В 1965-1966 гг. американскую АЛЛ пер­вого поколения Halibut, являвшуюся носите­лем КР Regulus-I, переоборудовали в лодку специального назначения. Корабль оснасти­ли шестью привязными (управляемыми по кабель-тросу) глубоководными НПАс поиско­вой акустической аппаратурой, фотоаппара­тами и различными устройствами, а также с ЭВМ для обработки полученной информации. Кабель-тросы имели длину порядка 7 миль. Для обеспечения повышенной маневренности в оконечностях Halibut установили подрули­вающие устройства. Все специальное обору­дование размещалось в прочном модуле ору­жия, развитой надстройке и между бортном пространстве перед ограждением прочной рубки.

После переоборудования Halibut участво­вала в специальных операциях, связанных с поиском затонувших образцов вооружения и военной техники, в частности, фрагментов испытывавшихся советских ракет и т. д. Так, например, в середине 1968 г. она обнаружила и многократно сфотографировала затонувшую в марте того же года у Гавайских о-вов совет­скую ДЭПЛ К-129 (пр. 629А). В начале 70-х годов во время проведения капитального ре­монта лодку модернизировали. Помимо спе­циальных НПА ее оснастили оборудованием, необходимым для поиска и прослушивания подводных кабелей на глубинах до 150 м. Эти операции должны были проводиться при по­мощи водолазов. Для обеспечения их работы на корабле смонтировали декомпрессионную камеру, которая располагалась на палубе над­стройки и была имитирована под глубоковод­ный спасательный аппарат типа DSRV. В ниж­ней части корпуса лодку оборудовали двумя подводными якорями (для длительного удер­жания в заданных месте и глубине погруже­ния), а в дальнейшем - скегами («лыжами», для посадки на грунт). В качестве корабля специального назначения Halibut использова­лась в течение 10 лет. 30 июня 1976 г. ее ис­ключили из списков ВМС США и в 1991 г. разобрали на металл.

В годы Второй мировой войны стало оче­видным, что увеличившиеся скорость и ради­ус действия самолетов заставили поставить вопрос о своевременном их обнаружении на большом удалении от корабельной группиров­ки. Эта задача могла быть решена только пу­тем размещения мощных PJ1C на кораблях, несущих дозорную службу на определенном расстоянии от соединения. Однако, как пока­зал опыт боевых действий, одиночный над­водный корабль, не поддержанный своими силами и в первую очередь авиацией, стано­вился легкой добычей для средств воздушно­го нападения. В создавшихся условиях под­водные лодки были предпочтительнее надвод­ных кораблей, так как они могли скрытно за­нимать заданную позицию, уклоняться от об­наружения самолетами, погружаясь под воду, и имели при этом большую автономность.

Тем не менее после завершения войны спе­циализированные лодки РЛД появились толь­ко в двух странах - в СССР и США. В нашей стране они были представлены четырьмя ко­раблями, переоборудованными из сред­них торпедных лодок. Создавались они как элемент ПВО страны и предназначались для своевременного обнаружения стратегичес­ких бомбардировщиков в ее морских секто­рах обороны. В США дело обстояло несколько иначе. В конце 40-х годов здесь по программе Migraine переоборудовали в корабли РЛД семь торпедных лодок типов Gato, Balao и Tench, строившихся в годы войны. Изначально пред­полагалось, что они будут обеспечивать ПВО авианосных соединений в отдаленных райо­нах Мирового океана. Кроме того, они должны были наводить на обнаруженные ко­рабли противника самолеты своей палубной авиации.

ПЛА типа Virginia разработана КБ отделения Electric Boat Div. в 1991-1998 гг. Она предназначена для: борьбы с надводными кораблями и ПЛ противника; нанесения ударов по береговым объектам; выполнения минных постановок; радиоэлектронной разведки и мониторинга тактической обстановки в районе боевых действий (или возможных угроз); обеспечения действий своих корабельных соединений (в первую очередь АУГ) и скрытой высадки на побережье противника ударно-диверсионных групп.

Прочный корпус Virginia представляет собой цилиндр единого диаметра (10,4 м), с ко­ническими секциями в оконечностях, заканчивающимися прочными торосферическими пе­реборками. Он разделен плоскими водонепроницаемыми переборками на три отсека-моду- ля: носовой (основной); средний (жилой) и кормовой. В носовом модуле находятся ГКП, АСБУ, оружие и системы самообороны, во втором - жилые (на 119 человек), санитарно- бытовые помещения экипажа и шлюзовая камера, а в третьем (кормовом) - ППУ, ПТУ и ЭЭС с соответствующими системами автоматического управления, а также движителем и рулевым устройством. Шлюзовая камера расположена у верхней части носовой водонепро­ницаемой переборки второго отсека и по высоте занимает два межпалубных пространства.

Прочный корпус лодки имеет три люка: носовой - для погрузки ракетно-торпедного боезапаса, провизии и элементов АБ; и два - аварийно-спасательных, расположенных над шлюзовой камерой и кормовым отсеком. Последние оборудованы комингс-площадками. Из носового отсека также обеспечен выход через прочную рубку.

После распада Советского Союза геополи­тическая обстановка коренным образом изме­нилась, и строившиеся в тот период АЛЛ типа Sea wolf в одночасье стали слишком дорогими в постройке и эксплуатации, а также сильно «перевооруженными». По оценкам специалис­тов ВМС США, стремительное падение боево­го потенциала российского ВМФ не оставля­ло надежды на его возрождение, и в силу сло­жившихся обстоятельств задача слежения и уничтожения российских АПЛ утратила при­оритетный характер. Очевидно, что данная си­туация в начале 90-х годов породила кризис в развитии ВМС США в целом и их подвод­ных сил в частности. Преодолеть его можно было только за счет постановки перед флотом принципиально новых задач.

Здесь требуется сделать одно замечание. Seawolf перестал устраивать командование американских ВМС не только из-за измене­ния геополитической обстановки. Еще в ян­варе 1991 г. (т.е. до момента распада Совет­ского Союза) начальник морских операций адмирал Фрэнк Келсо приказал начать раз­работку проекта АПЛ умеренной стоимости, которая получила название Centurion (с на­меком на то, что это будет корабль следующе­го столетия, впоследствии Virginia). По замыс­лу, эта лодка должна была стать своеобраз­ной альтернативой дорогостоящей Sea wolf. При этом, с одной стороны, требовалось учесть опыт разработки предшествующего проекта, а с другой - использовать исследования по определению облика перспективной АПЛ пя­того поколения, которые начались, по некоторым оценкам, еще в 1988 г. В феврале 1991 г. секретарь ВМС официально санкционировал начало проектных работ над Centurion. Пе­ред кораблем был поставлен более широкий круг задач, нежели перед предшественника­ми, при этом задача борьбы с малошумными АПЛ противника не снималась.

Материалы по теме "ВМФ".