Американские подводные лодки.

ПЛАРБ типа Ohio разработана КБ отделением Electric Boat Div. По своей архитектуре и общей компоновке она во многом повторяет корабли типов Ethan Allen и LafTayette, с той лишь разницей, что полностью отсутствуют двухкорпусные конструкции (все цистерны находятся внутри прочного корпуса или в проницаемых оконечностях). Остальные измене­ния были вызваны главным образом составом вооружения. Во-первых, так как число ра­кетных шахт было увеличено в 1,5 раза, а диаметр и длина их пусковых стаканов соответ­ственно на 15% и 30% (при той же схеме размещения в прочном корпусе), соответственным образом изменились размеры самого корабля и его надстройки. При этом сравнительно небольшое ограждение выдвижных устройств (ОВУ) крыловидной формы дальше сдвину­ли к носовой оконечности. Во-вторых, оснащение лодки ГАК AN/BQQ-6 с основной сфери­ческой антенной, расположенной в носовой оконечности вне прочного корпуса, заставило расположить ТА в районе ОВУ побортно под углом к диаметральной плоскости корабля - впервые на американских ракетоносцах.

Ohio является лодкой с однокорпусной архитектурой. Прочный корпус выполнен из высокопрочной стали HY-80/100 с пределом текучести до 80 кгс/мм2. Он имеет форму ци­линдра (диаметром 12,8 м), а в оконечностях - форму усеченных конусов с торосферичес- кими концевыми прочными переборками. Вне прочного корпуса, в оконечностях корабля, прикрываемых хорошо обтекаемой формы образованиями (или легким корпусом), нахо­дятся большая часть ЦГБ и сферическая антенна ГАК AN/BQQ-6 (диаметром 4,5 м). Звуко­проницаемая часть носовой оконечности корабля (обтекатель антенны) имеет полусфери­ческую форму и выполнена из армированного стеклопластика.

С середины 60-х годов прошлого столетия в США отдавали предпочтение морской со­ставляющей стратегической «триады», так как именно она позволяла с наибольшей эффек­тивностью осуществлять сдерживание вероят­ного противника. Очевидно, что местораспо­ложение аэродромов стратегической авиации и шахт баллистических ракет наземного бази­рования можно было точно определить и на­нести по ним упреждающий удар. Гораздо сложнее обстояло дело с обнаружением и унич­тожением носителей БР, патрулирующих в открытом океане. В принципе система Pola­ris A3, принятая на вооружение ВМС США в 1964 г., полностью отвечала предъявляемым к ней требованиям. Однако ее существенным недостатком являлась сравнительно неболь­шая дальность полета ракеты (до 4600 км). Для того чтобы обеспечить нанесение ударов по важнейшим стратегическим объектам на территории Советского Союза, ПЛАРБ при­ходилось патрулировать в Северном и Япон­ском морях.

В обоих случаях траектория полета ракет проходила через создававшиеся в тот период системы ПРО, что неизбежно снижало эффек­тивность наносимого удара. Решить проблему можно было бы за счет увеличения дальности полета ракет, и, как следствие, изменения рай­онов патрулирования ПЛАРБ. В то же самое время ракета системы Polaris A3 с точки зре­ния массы и габаритов, достигла вершины сво­его совершенства.

Дальнейшая эволюция МСЯС США пошла, путем, который стал классическим для МСЯС стран НАТО. После проверки правильности ос­новных конструктивных и технологических ре­шений, использованных в системе Polaris А1, было решено приступить ко второму этапу программы - созданию системы Polaris А2. В отличие, например, от Советского Союза, где каждый ракетный комплекс имел свой носи­тель, в США изначально сделали ставку на создание ПЛАРН, способных нести ракеты не­скольких постоянно совершенствующихся си­стем. При этом особое внимание обращалось на однородность корабельного состава. Эта задача решалась путем постройки требуемо­го количества ракетоносцев в максимально сжатые сроки.

Создание МСЯС США было возведено в ранг национальной программы, что позволи­ло реализовать ее менее чем за десять лет (с ноября 1957 г. по апрель 1967 г.). За это время были разработаны три основные моди­фикации ракеты системы Polaris (Al, А2 и A3). В принципе эти ракеты могли стоять на вооружении практически всех подводных ра­кетоносцев ВМС США, созданных на базе АПЛ второго поколения. Поэтому говорить о какой-либо системе МСЯС США и ее «персо­нальном» носителе не имеет смысла. Целесо­образнее рассматривать сначала эволюцию американских ПЛАРБ с сентября 1959 г. (мо­мента закладки первого ракетоносца, зака­занного после кораблей типа George Washing­ton) по апрель 1967 г. (дата вступления в строй последнего из кораблей типа Lafayette>, а уж затем - развитие их оружия.

ПЛАРБ типа George Waschington была разработана КБ отделения Electric Boat Division концерна General Dynamics. По своей архитектуре и общей компоновке она повторяет торпедную АПЛ типа Skipjack. В отличие от прототипа в средней части (между вторым и третьим отсеками) эта лодка имела цилиндрическую вставку, образовывавшую ракетный отсек. Для сохранения приемлемых параметров маневренности в горизонтальной плоско­сти увеличили площадь и несколько изменили форму нижнего вертикального руля, для обеспечения нормальной работы общекорабельных систем - усовершенствовали систему гидравлики, а для обеспечения работы ракетной системы - три АТГ системы ЭЭС замени­ли двумя большей мощности. Также была усовершенствована система погружения и всплы­тия (так как появились дополнительные ЦГБ и специальные цистерны, в том числе заме­щения веса ракет). При сохранении прежних четырех 533-мм ТА, до 12 сократили количе­ство принимаемых на борт торпед. Кроме того, изменили форму и размеры ограждения прочной рубки (для размещения на нем мостика, рассчитанного на пять человек, - против четырех у Skipjack, и нескольких дополнительных ПМУ), усилили конструкции надстрой­ки корабля, под которой поместили антенны двух эхоледомеров (для обеспечения плавания подо льдами и возможного боевого использования ракет).

Прочный корпус корабля делился плоскими водонепроницаемыми переборками на шесть отсеков и имел смешанный архитектурно-конструктивный тип. Двухкорпусные конструк­ции находились только в районе носового (торпедного) и пятого (вспомогательных механиз­мов) отсеков. Они образовывали кольцеобразные кингстонные ЦГБ, полностью охватывав­шие прочный корпус. ЦГБ продувались воздухом высокого давления. В процессе модерниза­ции лодки данного типа оснастили системой пороховых аккумуляторов давления, которая обеспечивала всплытие корабля в аварийной ситуации. Ракетные шахты располагались за ограждением выдвижных устройств. Их верхняя часть вместе с механизмами открытия (за­крытия) крышки выступали за прочный корпус. Из-за этого в районе размещения ракетных шахт пришлось увеличить высоту надстройки, которая формировала ракетный банкет («горб»).

В 1955 г. армия США получила большие ассигнования для проведения работ по созда­нию жидкостной баллистической ракеты сред­него радиуса действия (-2400 км) Jupiter. Так как ВМС США в то время не имели собствен­ных баллистических ракет, то предполагалось, что Jupiter будет использоваться и ими. Так появился морской вариант этой ракеты. Од­нако специалисты отдавали себе отчет о том, что он не был пригоден для использования с боевого корабля, так как имел длину 14,4 м и стартовую массу 45 т. Из-за таких характери­стик морского варианта Jupiter его можно было разместить на ПЛ лишь в вертикальной шахте, идущей от киля до верхнего среза ог­раждения рубки (как на АЛЛ пр. 658 и ДЭПЛ пр. 629). Не прибегая к чрезмерному удлине­нию ограждения, на лодке, таким образом, можно было установить не более четырех та­ких ракет.

Наряду с этим дали о себе знать проблемы хранения жидких компонентов (керосин + жидкий кислород) ракетного топлива и слож­ность подготовки жидкостной ракеты к стар­ту на корабле. Все это привело командование ВМС США к мнению, что БР морского бази­рования должна быть твердотопливной.

Как следствие, по распоряжению началь­ника морских операций (Chief of Naval Operations или CNO) ВМС США адмирала Арли Берка при Управлении материально-тех­нического обеспечения ВМС была сформиро­вана Служба специальных проектов (Special Project Office) под руководством контр-адми- рала У.Ф. Рейборна1. Дело в том, что ни одно из существовавших в тот период специализи­рованных Бюро ВМС США (кораблестроения, вооружения и т.д.) не могло возглавить рабо­ты, в т.ч. из-за личных амбиций некоторых высших офицеров. Исходя из этого, У.Ф. Рей- борн поступил предельно просто. На каждое из специализированных управлений ВМС и на основных подрядчиков он возложил ответ­ственность за разработку отдельных подсис­тем: Бюро кораблестроения (с 1966 г. Коман­дование корабельных систем2) - за носитель; фирму Lockheed - за ракету; фирму Sperry - за навигационные комплексы и т.д.

Развитие ПЛАРБ ВМС США шло своеоб­разно и до настоящего времени напоминает два разделенных по времени рывка. Как и первый отечественный АПКР пр. 658, первая американская ПЛАРБ George Washington со­здавалась на базе торпедного прототипа - АЛЛ Skipjack, с внесением лишь тех измене­ний, что были связанны с размещением ра­кетного оружия. Данное решение диктовалось прежде всего стремлением в кратчайшие сро­ки нарастить мощь МСЯС и превзойти в этом компоненте вероятного противника - Совет­ский Союз. Задача была решена путем исполь­зования корпусов пяти недостроенных АПЛ типа Skipjack. Их разрезали между вторым и третьим отсеками, и вставили ракетный отсек с 16 шахтами для ракет системы Polaris А1, расположенными в два ряда относительно диаметральной плоскости корабля позади ог­раждения выдвижных устройств и прочной рубки. Бесспорно, это был компромисс, но он позволил США в кратчайшие сроки реа­лизовать программу развития своих МСЯС.

Пока шла постройка пяти кораблей типа George Washington, в КБ отделения Electric Boat Division в 1957-1959 гг. велись работы над проектом лодки типа Ethan Allen, кото­рый стал первой специально разработанной американской ПЛАРБ. По своей сути он яв­лялся развитием George Washington. Причем изначально предполагалось, что пять кораб­лей этого типа смогут нести все три модифи­кации ракеты системы Polaris.

Материалы по теме "ВМФ".

Новое на сайте