Индекс материала
АПЛ Triton.
Страница 2
Страница 3
Все страницы

В годы Второй мировой войны стало оче­видным, что увеличившиеся скорость и ради­ус действия самолетов заставили поставить вопрос о своевременном их обнаружении на большом удалении от корабельной группиров­ки. Эта задача могла быть решена только пу­тем размещения мощных PJ1C на кораблях, несущих дозорную службу на определенном расстоянии от соединения. Однако, как пока­зал опыт боевых действий, одиночный над­водный корабль, не поддержанный своими силами и в первую очередь авиацией, стано­вился легкой добычей для средств воздушно­го нападения. В создавшихся условиях под­водные лодки были предпочтительнее надвод­ных кораблей, так как они могли скрытно за­нимать заданную позицию, уклоняться от об­наружения самолетами, погружаясь под воду, и имели при этом большую автономность.

Тем не менее после завершения войны спе­циализированные лодки РЛД появились толь­ко в двух странах - в СССР и США. В нашей стране они были представлены четырьмя ко­раблями, переоборудованными из сред­них торпедных лодок. Создавались они как элемент ПВО страны и предназначались для своевременного обнаружения стратегичес­ких бомбардировщиков в ее морских секто­рах обороны. В США дело обстояло несколько иначе. В конце 40-х годов здесь по программе Migraine переоборудовали в корабли РЛД семь торпедных лодок типов Gato, Balao и Tench, строившихся в годы войны. Изначально пред­полагалось, что они будут обеспечивать ПВО авианосных соединений в отдаленных райо­нах Мирового океана. Кроме того, они должны были наводить на обнаруженные ко­рабли противника самолеты своей палубной авиации.

Данная концепция казалось настолько привлекательной, что в середине 50-х годов была разработана программа дальнейшего развития лодок РЛД, причем их должны были не переоборудовать из морально устаревших кораблей периода Второй мировой войны, а строить заново. Здесь важно отметить то, что среди этих кораблей была атомная Triton (SSN-586). Этот корабль воплотил в себе прак­тически все идеи адмирала Риковера (Hyman G. Rickover). Так, например, он имел двух- корпусную архитектуру (с запасом плавучес­ти около 30%), был оснащен двумя реактора­ми (уникальный случай для американского военного кораблестроения) и эшелонирован­ной ППУ. В процессе проектирования нор­мальное водоизмещение лодки практически ничем не ограничивалось - главным было достижение эффективности в использовании РЛС дальнего обнаружения. Интересной осо­бенностью корабля являлось то, что каждый из двух реакторов располагался в своем от­секе. В нашей стране, например, где боль­шинство АПЛ были оснащены двумя реакто­рами, их монтировали в одном отсеке в гер­метичных выгородках.

Такой подход к проектированию корабля был вызван теми задачами, которые на него возлагались. Triton предназначалась для ран­него обнаружения воздушных целей в систе­ме ПВО страны и корабельных группировок, и в первую очередь авианосных соединений. В связи с этим помимо новейшего радиолока­ционного и навигационного оборудования она была оснащена комплексом радиотехнических средств, необходимых для ведения разведки, связи и радиоэлектронной борьбы. Лодка была оборудована оперативной рубкой (БИГГ) и мог­ла быть использована как корабль управле­ния различными силами флота и наведения авиации. Наряду с этим Triton сохранял мощ­ное торпедное вооружение, состоявшее из шес­ти 533-мм ТА при общем боезапасе 15 торпед.

Антенный пост двухкоординатной РЛС дальнего обнаружения AN/BPS-2 располагал­ся в ограждении прочной рубки и выносился за его верхний срез при помощи телескопи­ческого гидравлического привода. Эта стан­ция могла работать в трех положениях кораб­ля. Во-первых, в надводном положении, при­чем большой запас плавучести и обводы лег­кого корпуса позволяли кораблю использовать эту РЛС на сильном волнении. Во-вторых, в полупогруженном положении, когда при по­мощи системы специатьных цистерн Triton мог оставлять над водой только одно лишь ограж­дение. Наконец, в-третьих, в подводном поло­жении. Каждый из режимов имел свои преимущества и применялся в зависимости от складывавшейся оперативной обстановки.

Характерно то, что, несмотря на свои боль­шие размеры, Triton не являлась самой хоро­шо оснащенной, с точки зрения радиотехни­ческого вооружения, лодкой. К примеру, ДЭПЛ Burr fish (SSR-312) несла целых три станции SR-2 (прототип станции AN/BPS-2), SV-2 и YE-2.

Для возможности сопровождения авианос­ных соединений скорость хода Triton в под­водном положении превышала 30 уз. Особое внимание было уделено обеспечению большой автономности. Корабль оснастили нескольки­ми провизионными камерами и новой (для сво­его времени) системой регенерации воздуха, которая, чисто теоретически, позволяла ему находиться под водой, не всплывая для вен­тиляции воздуха, около 60 суток. Была обес­печена возможность производить перегрузку A3 в море. Для этой цели ее поделили на от­дельные кассеты, которые могли выгружать­ся через специальные люки прочного корпуса вместо удаления всей зоны одновременно. ТВЭЛы выполнялись в виде спирали.


АПЛ Triton была спроектирована КБ отделения Electric Boat Div. Она предназначалась для раннего обнаружения воздушных целей в системе ПВО страны и корабельных группиро­вок, а также для управления различными силами флота и наведения авиации. Она имела двухкорпусную архитектуру. Прочный корпус корабля в средней части (в районе реактор­ных отсеков, носового машинного отсека и частично отсека вспомогататьных механизмов) был выполнен в форме цилиндра (с диаметром 10,3 м), а в оконечностях - в форме усечен­ных конусов. Переход от одной формы корпуса к другой осуществлялся при помощи эллипсо­идных обечаек. Он делился плоскими переборками на 10 отсеков и горизонтальными насти­лами - на три палубы. Его набор состоял из наружных тавровых шпангоутов.

В первом «носовом торпедном) отсеке располагались четыре торпедных аппарата и стеллажи для запасных торпед, ракет или мин, а во втором (на двух палубах) - жилые помещения. В третьем отсеке (на двух палубах) были расположены центральный пост, посты управления кораблем, навигационное оборудование, столовая команды, а в трюме - компрессоры и другое оборудование. В четвертом отсеке (на двух палубах) находились каюты офицеров (в том числе командира корабля), оперативная рубка, радиорубка, а в трюмо - аккумуляторная батарея и установки кондиционирования воздуха.

Пятый и шестой отсеки отводились под реакторы. За этими отсеками находились седь­мой (носовой турбинный отсек) с ПТУ и ГТЗА левого борта, а также двумя АТГ. Восьмой отсек (две палубы и трюм) был отведен под вспомогательные механизмы (дизель-генерато­ры, компрессоры, системы регенерации воздуха и насосы общекорабельных систем). Девя­тый отсек являлся кормовым турбинным с ПТУ и ГТЗА правого борга, а также двумя другими АТГ. В 10-м отсеке <электротехническом) находились оба ГЭД, два кормовых тор­педных аппарата со стеллажами для запасных торпед, пост радиационного контроля и жилые помещения унтер-офицеров.

По обводам легкого корпуса Triton во многом повторяла ДЭПЛ Darter, построенную с ней практически одновременно (в 1954—1956 гг). Носовая оконечность корабля имела штев- невые обводы, а кормовая - эллиптического усеченного конуса, завершавшегося стабили­заторами с кормовыми горизонтальными и одним вертикальным (расположенным под кор­пусом) рулями. Носовые горизонтальные рули заваливались под палубу надстройки. Два ВФШ располагались перед горизонтальными стабилизаторами. Обводы легкого корпуса с развитой надстройкой обеспечивали кораблю хорошие мореходные качества, что позволя­ло использовать радиотехническое вооружение в надводном положении в условиях сильного волнения. В междубортном пространстве размещались три группы ЦГВ (носовая, средняя и кормовая), дифферентные и уравнительные цистерны, а также цистерны замещения. Благо­даря объему ЦГБ и развитой надстройке корабль имел почти 30%-ный запас плавучести.

Triton был оснащен прочной боевой рубкой, располагавшейся над центральным постом и представлявшей собой горизонтально расположенный цилиндр, смонтированный парал­лельно прочному корпусу. Ось этого цилиндра проходила по палубе надстройки лодки. Над боевой рубкой возвышалась прочная рубка (или шахта), которая соединяла ее с ходовой рубкой. Такое решение нигде в мире больше не повторялось. Трехъярусное крыловидное ограждение прочной рубки и выдвижных устройств было смещено к носовой оконечности корабля. В его верхней носовой части оборудовали ходовой мостик, а под ним (на втором ярусе) - закрытую ходовую рубку.

Каждый из реакторных отсеков внутри был окружен железоводной биологической за­щитой, в которой размещался контейнер с реактором, двумя парогенераторами и другими системами и механизмами ППУ. Конструкция реактора S4G (впрочем, как и «стандартно­го» реактора S5W-2) позволяла производить замену отдельных сборок ТВЭЛов без демон­тажа его крышки. Разница заключалась в том, что ТВЭЛы были выполнены в виде спира­ли и сгруппированы в отдельные кассеты, которые могли выгружаться через специальные люки прочного корпуса вместо удаления всей зоны одновременно. Каждая из двух авто­номных петель первого контура имела три циркуляционных насоса. Проход через реактор­ные отсеки осуществлялся по верхней палубе по специальному герметичному коридору, расположенному в диаметральной плоскости корабля. Вход в необитаемые помещения про­изводился через газоплотные двери и тамбуры. Каждая из ПТУ имела свой конденсатор, а работу двух АТГ обеспечивал один конденсатор. ГЭД постоянного тока могли получать питание либо от АТГ через обратимые преобразователи мощностью по 300 кВт, либо от АБ.

Основу радиотехнического вооружения Triton составляла двухкоординатная PJTC даль­него обнаружения AN/BPS-2. В положении «по-походному» ее антенна (массой 2,2 т и раз­мерами 4,6 х 1,5 м) находилась между крышей и первым ярусом ограждения. В положении «по-боевому» она выносилась за верхний срез ограждения при помощи телескопического гидравлического привода. Специальное устройство обеспечивало вращение антенны с оп­ределенной скоростью как вокруг вертикальной, так и вокруг горизонтальной оси в про­цессе стабилизации ее на сильном волнении. Вращение антенны обеспечивалось электро­приводом, а стабилизация - устройством стабилизации, работавшим от автономной систе­мы гидравлики. Во время первого (и единственного) капитального ремонта 1960-1961 гг. PЛC AN/BPS-2 заменили более совершенной трехкоординатной станцией AN/BPS-26

Triton (SSRN-586, с 1.06.1961 г. - SSN-586). Верфь отделения Electric Boat Div. (Гро- тон): 29.05.1956 г.; 19.08.1958 г.; 10.11.1959 г. Входила в состав АФ. 3 мая 1969 г. была исключена из списков ВМС США. После выгрузки A3 реакторов прошла дезактивацию и у пирса верфи ВМС Puget Sound в Бремертоне (штат Вашингтон) поставлена в отстой. В 2007-2008 гг. на этой же верфи была разобрана на металл.


Triton была построена на верфи отделе­ния Electric Boat Div. в Гротоне в период с мая 1956 г. по октябрь 1958 г. Для своего вре­мени это была просто колоссальная лодка - по своим размерам и водоизмещению она пре­восходила все корабли этого класса, когда-либо построенные в мире. Достаточно сказать, что даже George Waschington уступала Triton по этим показателям. Естественно, что корабль привлек к себе внимание специапистов и по­родил целую волну публикаций в открытой печати. Его конструктивные особенности оце­нивали по-разному, но почти все специалис­ты указывали на целесообразность постройки и дальнейшего развития лодок РЛД. Тог­да, в конце 50-х годов перспективы развития этих кораблей виделись в радужном свете.

Сразу после вступления в строй Triton ста­ла кораблем управления подводными силами Атлантического флота ВМС США (Atlantic submarine force command ship). С 16 февраля по 11 мая 1960 г. она предприняла кругосвет­ный поход, пройдя за 84 дня более 36 ООО мор­ских миль. Во время этого похода па борту корабля находилось 185 человек, в том числе представители Национального гидрографичес­кого управления, Географического общества, Морской медицинской лаборатории и ряда дру­гих учреждений и ведомств ВМС США. Цель похода заключалась в проведении океаногра­фических и гидрографических исследований, а также в изучении поведения корабля и эки­пажа в условиях длительного плавания. Кро­ме того, одновременно проводились испыта­ния новой системы химической регенерации воздуха и ИНС SINS Mk.2 mod.О, которыми впоследствии стали оснащать ПЛАРБ систе­мы Polaris.

Triton была выбрана для кругосветного плавания из-за больших размеров и автоном­ности, что обеспечивало необходимые условия обитаемости в течение продолжительного вре­мени и позволяло поместить необходимое на­учное оборудование. Немаловажным факто­ром являлись высокая скорость хода и надеж­ность энергетической установки - как уже го­ворилось, это единственная АПЛ ВМС США, имевшая в составе ППУ два реактора. Пред­полагалось, что Triton проведет этот поход исключительно в подводном положении. Од­нако реализовать эти планы удалось лишь частично. 5 марта 1960 г. у мыса Горн в точке рандеву ей пришлось передать на крейсер Macon (СС-132, типа Baltimore) тяжело забо­левшего радиометриста.

Эта операция заслуживает особого разго­вора. Справедливости ради надо сказать, что Triton в общем-то полностью и не всплывала. Ее командир, стремясь сохранить «чистоту» эк­сперимента, решил поднять над водой только лишь ограждение прочной рубки. Для этого продули часть ЦГБ средней группы. По рас­четам, это позволило бы возвысить над по­верхностью воды верхний срез прочной руб­ки на 1,5 м. Однако когда спасательная партия отдраила верхний люк, в прочную рубку хлы­нула вода (предвидя подобную возможность, командир корабля приказал задраить нижний люк) - пришлось в срочном порядке проду­вать одну из цистерн носовой группы. Благо­даря возникшему дифференту вода сошла с ходового мостика. После этого больной был передан на шлюпку крейсера.

Все остальное время похода Triton следо­вала в штатном режиме: один раз в сутки она всплывала на перископную глубину для про­ведения сеанса связи, обсервации и вентиля­ции отсеков (через шахту устройства snorkel). На больших глубинах (близких к оператив­ной) лодка провела более 65% времени. В об­щих чертах ее путь повторял маршрут похода Магеллана. В целом поход проходил без ава­рий и серьезных поломок материальной час­ти. Пожалуй, единственным исключением стал разрыв трубопровода в системе гидравлики кормовых рулей. Несмотря на почти мгновен­ное заполнение кормового отсека парами ве­ретенного масла, вахтенные смогли перекрыть напорную магистраль системы гидравлики и ликвидировать аварию без серьезных послед­ствии для экипажа и корабля.

Этот поход стал наиболее ярким эпизодом в карьере Triton. В 1960-1961 гг. лодка про­шла капитальный ремонт и модернизацию, в ходе которой PЛC дальнего обнаружения AN/BPS-2 заменили более совершенной трехкоординатной станцией AN/BPS-26, спе­циально разработанной для этой лодки1. При благоприятных гидрометеорологических ус­ловиях она позволяла обнаруживать воздуш­ные цели на дистанции до 22 500 м. Правда, на дальнейшую судьбу Triton эта модерниза­ция существенного влияния не оказала. Уже в самом начале 60-х годов стало очевидным, что концепция подводного корабля РЛД бес­перспективна - эту задачу с большим успе­хом могли решать самолеты БПА или ДРЛО. В мае 1961 г. корабль переклассифицирова­ли в торпедную лодку (SSN-586). Однако ис­пользовать столь крупный и дорогостоящий корабль в качестве многоцелевой АПЛ вско­ре сочли нецелесообразным. Как следствие Triton в мае 1969 г. исключили из списков ВМС.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме "ВМФ".

Новое на сайте