Индекс материала
История службы «Унрю».
Страница 2
Страница 3
Все страницы

Неизвестно, было ли включение в состав конвоя «Сигурэ» случайностью или командование решило восполнить недостаток количества «качеством». Дело в том, что «Сигурэ» славился своей феноменальной везучестью: например, корабль был единственным японским кораблем, уцелевшим в бою в заливе Велья в августе 1943 г. и в бою в проливе Суригао в октябре 1944 г. Интересно, подумал ли кто- нибудь из командования о том, что везучесть «Сигурэ» всегда распространялась только на сам «Сигурэ»...

По прибытии в Манилу и выгрузке своего груза «Унрю» должен был оставаться в Маниле и быть готовым к прикрытию с воздуха базировавшегося на Камрань соединения надводных кораблей вице-адмирала Сима Кибхидэ Учитывая состояние авиагруппы «Унрю» и наличие (а точнее, почти полное отсутствие) подготовленных лётчиков на Филиппинах, «прикрытие с воздуха», скорее всего, выражалось бы в отвлечении на себя американских самолётов

В 08.30 17 декабря 1944 г. «Унрю» покинул Курэ и направился в Манилу. Опасаясь атак американских подлодок, командир конвоя решил покинуть Внутреннее море не через пролив Бунго на юго-востоке, а через Симоносэкский пролив на западе На следующий день отряд вышел из Внутреннего моря и повернул на юг, борясь со штормом, бывшим отголоском «того самого» тайфуна, который серьезно потрепал 38-е Оперативное соединение адмирала Уильяма Хэлси (погибло три эсминца, а многие корабли получили серь¬езные повреждения). Дважды детекторы засекали излучение американских радаров, и с наступлением темноты корабли изменили курс, опасаясь быть атакованными.

В 9 00 19 декабря капитан 1-го ранга Кониси приказал кораблям иметь боевую готовность № 3, готовность средств П/10 № 2 и ход 18 узлов, Вскоре после этого отряду пришлось уклоняться от плавающей мины.

К полудню погода немного улучшилась, что позволило поднять в воздух несколько воздушных патрулей. Пару часов спустя кораблям снова пришлось уклоняться от плавающей мины.

В 15.00 эскорт -Унрю» перестроился в ордер No 1 «Сигурэ» шел впереди «Унрю», «Моми» шел по левому борту авианосца, а «Хиноки» — по правому Видимость ухудшалась, что крайне затрудняло работу сигнальщиков, следивших за водной по¬верхностью. Поэтому единственным более-менее надежным средством обнаружения вражеских подлодок были гидроакустические приборы, у которых несли вахту акустики.

А вражеские подлодки в том районе были. и одна из них — «Редфиш» (SS-395 "Redfish») под командованием коммандера Луиса Д Мак Грегора — находилась совсем рядом, патрулируя у китайского побережья. Из обоих предыдущих походов подлодка возвращалась с победами, и ее командир был полон решимости не нарушать эту традицию. Однако в ночь на 9 декабря 1944 г. «Редфиш» вместе с двумя другими подлодками не смогла утопить авианосец «Дзюнъё» (хотя он и был поражен одной торпедой) и линкор «Харуна». Тем более радостным было сообщение службы радиоперехвата о приближении важного конвоя в 16:24 подлодка была атакована противолодочным самолётом, сбросившим на нее глубинную бомбу. Это убедило Мак Грегора, что приближается крупная добыча. Через минуту он заметил мачту одного корабля, затем другого, а в 16:27 в окуляре его перископа показался камуфлированный корпус большого авианосца.

Удача в тот день была явно на стороне американцев — как только «Редфиш» начала выходить в атаку, японский отряд, шедший противолодочным зигзагом, повернул на новый курс, который вывел его прямо по курсу подлодки. В 16:37 (16:35 по японским данным — часы у японцев и американцев шли немного по-разному) с расстояния всего в 1344 метра «Редфиш» дала залп из 6 торпед.

Буквально за пару минут до залпа японские акустики обнаружили вражескую подлодку по правому борту, а сразу после залпа сигнальщики засекли четыре идущие на корабль торпеды (две торпеды прошли в стороне, и японцы их даже не заметили). Капитан 1-го ранга Кониси отдал приказ «Право на борт! Полный вперед!», а зенитки правого борта открыли отчаянную стрельбу, пытаясь задеть американские торпеды. «Унрю» удалось увернуться от трех торпед, проскочивших перед носом корабля, но четвертая все-таки попала в борт авианосца в районе надстройки

Взрыв уничтожил главный пост управления электроэнергетической системой со всеми, кто там находился. Через поврежденные переборки вода затопила котельные отделения No 1 и 2, а также носовой генераторный отсек. Начался пожар в ангаре, забитом взрывоопасным грузом, и во 2-м кубрике команды.

Но главной проблемой командира «Унрю» был даже не пожар, а потеря хода, «Унрю» шел имея под парами котлы № 2. 3. 6 и 7. котлы № 1 и 8 в дежурном режиме и котлы № 4 и 5 выведенными из действия. От сотрясения при взрыве оказались повреждены паропроводы носовой группы котлов (котлы № 1-4), а в работающих котлах кормовой группы, по всей видимости, от сотрясения сработали предохранительные клапаны. Весь пар стравило, его давление упало до нуля и турбины остановились. Лишившийся хода и электроэнергии корабль по инерции выкатился вправо и замер с креном 3° на правый борт.

Но экипаж «Унрю» показал, что корабль не зря отобрали для выполнения важной задачи. В течение 10 минут команда смогла погасить пожары в кубрике и ангаре, спрямить крен, выбросив часть груза за борт, запустить кормовой дизель-генератор, обеспечив корабль электричеством и разжечь котёл № 8.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме "ВМФ".

Новое на сайте