Статьи

Представленная Шлесинджером концепция «ограниченной войны» была дальнейшим развитием контрсиловых аспектов стратегии Вашингтона, стремлением американского руководства тем или иным образом вырваться из сковывающей свободу их дейст­вий ситуации стратегического ядерного паритета между СССР и США.

В свое время, когда США были монополистами на атомное оружие, и даже в первое десятилетие после ликвидации американской атомной монополии, когда американские руководители считали, что Соединенные Штаты обладают гораздо большим, чем СССР, числом как ядерных бомб, так и эффективных средств достав­ки ядерного оружия, они не ставили вопроса ни о каких ограничениях на ядерную войну.

Массированные бомбардировки центров промышлен­ности и населения противника рассматривались в каче­стве основного способа использования ядерного орудия, рассчитанного на то, чтобы сломить волю противника и выиграть войну. Однако после того как у другой сто­роны — СССР — появились не менее эффективные средства доставки ядерных зарядов на цели в США, американские стратеги и официальные лица принялись добиваться теоретических ограничений на стратегическую ядерную войну. Этого, как считается, можно достигнуть путём исполь­зования стратегических ядерных сил не против гражданских объектов, а против командных постов, ракетных іііахт, авиабаз баз подводных лодок, военных складов, концентраций войск. Именно такого типа обмен ядерными ударами предусматривался «доктриной Шлесинджера». Выдвигая тезис 6 перенацеливаний стратегических сил США с гражданских на военные объекты в СССР, американ­ское руководство как бы давало понять Советскому Со­юзу: в случае если дело дойдет до обмена ядерными ударами, США, мол, не будут стремиться к чрезмерным разрушениям и жертвам на территории другой стороны, а будут выводить из строя лишь ее вооруженные силы и военные объекты.

novorossijsk.poloma.ruСтратегия «реалистического сдерживания» (1970— 1976). Через два года после своего прихода к власти в США республиканское правительство Никсона офици­ально объявило о том, что оно пересмотрело стратегию национальной безопасности. В результате этого пере­смотра стратегия «гибкого реагирования» 60-х годов бы­ла официально заменена стратегией «реалистического сдерживания».

Министр обороны США М. Лейрд, говоря в 1971 г. о новой американской стратегии, заявил: «Четыре главных фактора реальной действительности, приведших к принятию новой стратегии, таковы: стратегическая ре­альность, финансовая реальность, реальное положение; с людской силой и политическая реальность. Стратегическая реальность включает в себя прежде всего колос­сальный рост военной мощи Советского Союза, явно уступавшего нам в силе в начале 60-х годов и добившегося сегодня почти что паритета».

Обсуждая другие» факторы «стратегической реальности», Белый дом учитывал также создание Китайской Народной Республикой ядерного оружия и антинатовскую направленность политики Пекина. Планируя стра­тегию. США на 70-е годы, вашингтонские лидеры стали исходить из предпосылки о том, что руководство КНР не будет действовать солидарно с СССР в той или иной кризисной ситуации, связанной с военной провокацией США или их союзников.

В своем внешнеполитическом послании конгрессу США от 18 февраля 1970 г., претенциозно озаглавлен­ном «Новая стратегия в интересах мира», республикан­ский президент Р. Никсон назвал, так сказать, три стол­па, на которых новое американское правительство со­биралось строить свою военно-политическую стратегию. Такими столпами были: партнерство, сила (здесь под­разумевалась в первую очередь военная сила) и пере­говоры. Включение переговоров с потенциальнымй йро- тнвпиками в качестве равноправного элемента в набор средств стратегии наряду с традиционными ее элемен­тами «силой» и «партнерством» (т. е. военной блоковой политикой) явилось тем новым обстоятельством, кото­рой свидетельствовало о повороте  США к несколько большему реализму во внешней политике.

Более того, вступая второй раз на пост президента в январе 1973 г., Р. Никсон позволил себе прямо поле­мизировать с философией президента Д. Кеннеди отно­сительно миссии США в мире. Последний, став хозяи­ном Белого дома в 1961 г., так говорил о целях США: «Мы заплатим любую цену, взвалим на себя любое бремя, пойдем на любые лишения и выступим против любого врага, чтобы обеспечить выживание и успех сво­боды». Иначе говоря — успех порядков, угодных аме­риканскому империализму.

Новое на сайте