Индекс материала
Мидуэйская операция.
Страница 2
Страница 3
Все страницы

«День славы» авианосца «Хирю» пришел 4 апреля 1942 г., во время сражения у атолла Мидуэй. Вначале для Авианосного ударного соединения все шло по плану: выход на позицию к северо-западу от атолла, отправка ударной группы на бомбежку Мидуэя, сама бомбежка американских позиций на атолле.

Но оказалось, что американцы не только не были застигнуты врасплох, но и смогли сосредоточить к северо-востоку от Мидуэя свои авианосцы. После получения данных об этом на японских авианосцах началась лихорадочная подготовка к удару по американцам, прерывавшаяся отражением ударов вражеской авиации — самых ожесточенных с начала войны.

И в 10.20 — 10.30 японская оборона не выдержала — американские пикировщики с авианосцев «Энтерпрайз» и «Йорктаун» поразили своими бомбами «Акаги», «Кага» и «Сорю». «Хирю» избежал повреждений, поскольку на его долю пикировщиков не досталось. Вследствие неправильного распределения целей и ошибки контр-адмирала Френка Д. Флетчера, который предпочел состорожничать и оставить одну эскадрилью (5-ю разведывательную) в резерве, в атаку на «Хирю» около10.05 пошли только торпедоносцы 3-й торпедоносной эскадрильи под командованием капитана 3-го ранга Ланса Эдварда Мэсси. Поскольку они имели истребительное прикрытие {«Уайлдкета» из 3-й истребительной эскадрильи), то их подход к цели был гораздо более спокойным. Но решительные атаки японских истребителей быстро отсекли эскорт и на боевой курс около 10.35 торпедоносцы вышли уже без прикрытия.

Атаки истребителей и сильный зенитный огонь нанесли серьезные потери «Девастейторам» — только 5 машин смогли сбросить свои торпеды по «Хирю». да и то под крайне невыгодным углом. Вдобавок из пяти торпед две не сработали как надо: одна из-за неисправного сбрасывателя просто рухнула в воду как бомба и утонула, а вторая не смогла выйти на заданную глубину и поднимала хорошо заметный бурун на поверхности. Понятно, что ни одна из торпед по «Хирю» не попала.

Следует добавить, что кроме нескольких сбитых тем утром вражеских самолётов зенитчики «Хирю» записали на свой счет и как минимум одну японскую машину — ими был сбит истребитель капитан- лейтенанта Фудзита с «Сорю», преследовавший американские торпедоносцы. Несмотря на малую высоту (всего около 200 метров) японский лётчик успел выброситься из горящей машины и его парашют успел сработать над самой водой.

1-я атака авианосца «Йорктаун»

Оказавшись в одиночестве, «Хирю» мог сделать только одно — поразить американские авианосцы до того, как они смогут организовать новый удар. Поэтому контр-адмирал Ямагути сразу же после окончания американской атаки начал поднимать в воздух ударную группу в составе 18 пикировщиков тип 99. Поскольку теперь помощи им было ждать не от кого, истребительное прикрытие бомбардировщиков было усилено с запланированных 3 А6М2 до 6 машин.

Ударная группа Кобаяси была в воздухе к 10.57. Первые 50 минут полёта прошли без приключений, и казалось, что японские самолёты, наводимые на цель радиосигналом с самолёта-разведчика с крейсера «Тикума», без затруднений выйдут к своей цели — авианосцу «Йорктаун», бывшему основой 17-го оперативного соединения контр-адмирала Флетчера Но в отсутствие проблем японцы ухитрились их создать сами себе. Наткнувшись на звено американских торпедоносцев. Кобаяси разрешил командиру истребительного прикрытия атаковать их. Но «торпедоносцы» оказались гораздо более маневренными пикировщиками с «Энтерпрайза», которые упорно не желали оказываться в списке японских побед В завязавшемся бою японцы сбили один пикировщик, но два их истребителя оказались настолько повреждены, что были вынуждены повернуть обратно на «Хирю». Самым печальным было то что, ввязавшись в этот абсолютно ненужный бой, истребители оставили свои бомбардировщики без прикрытия как раз на подходе к цели.

В 11.52 радар «Йорктауна» засек приближение группы самолётов. Большинство американских самолётов не имели системы распознавания «свой-чужой», но опытный оператор радара заметил, что самолёты не снижаются, а набирают высоту, чего не стали бы делать возвращающиеся на авианосец американские машины. В результате на перехват самолётов противника были направлены большинство из находившихся в воздухе 20 «Уайлдкетов». Храбро врезаясь в японский строй, истребители смогли разрушить боевой порядок бомбардировщиков и сбить несколько D3A1 Еще несколько машин были вынуждены сбросить бомбы, чтобы попытаться «стряхнуть с хвоста» вражеские истребители.

Только после этого на поле боя появились японские истребители, но и тут им не повезло: в ожесточенном бою они потеряли 3 А6М2, сбив всего 1 «Уайлдкет». Только капитан-лейтенанту Сигэмацу посчастливилось вернуться обратно на «Хирю».

Тем временем уцелевшие бомбардировщики 1-й эскадрильи ринулись в атаку на «Йорктаун», невзирая на сильный зенитный огонь.

Первый самолёт был сбит метким огнем 28-мм зенитных автоматов, но успел сбросить свою бомбу, которая разорвалась сразу за центральным самолётоподьемником. Как будто нарочно осколки этой бомбы изрешетили расчеты зенитных автоматов, сбивших этот D3A1 секунды назад. Осколки бомбы также вызвали пожар нескольких самолётов в ангаре, но он был быстро потушен. Второй бомбардировщик также был сбит зенитным огнем. Хотя его бомба разорвалась за кормой авианосца, осколки пробили корпус корабля и устроили небольшой пожар на юте. Третьим бомбил экипаж старшины 2-й статьи Цутия Такаёси. По «Йорктауну» он не попал, но и сам избежал гибели.

Затем в атаку пошли пикировщики 2-й эскадрильи. В отличие от своих товарищей из 1-й эскадрильи, заходивших с кормы, они заходили в атаку полукругом с правого борта «Йорктауна».

Экипаж старшины 1-й статьи Мацумото Садао также промазал, но атаковавший следом экипаж командира 2-го звена 2-й эскадрильи (пилот — мичман Накадзава Ивао, стрелок-радист — младший лейтенант Накаяма Симэмацу) смог попасть своей 251-кг полубронебойной бомбой почти посредине корабля. Бомба разорвалась под дымовой трубой, перебив дымоходы КО №№ 1—6, а также повредив котлы №N9 2 и 3. В результате скорость авианосца упала до 6 узлов, что облегчило задачу оставшимся двум пикировщикам. Правда, бомба, сброшенная последней (экипаж старшины 1-й статьи Сэо Тэцуо) в цель не попала, но зато бомбивший перед ним экипаж мичмана Накагава Сид- зуо (пилот) и старшины 1-й статьи Отомо Рюдзи (стрелок-радист) едва не отправил корабль на дно Их бомба пробила носовой самолётоподъемник и разорвалась в кладовой шкиперского имущества, вызвав серьёзный пожар в ней и находящейся ниже кладовой авиационного имущества. Попади она на несколько метров ближе к корме, и «Йорктауну» был бы обеспечен пожар в перегрузочном отделении выстрелов для зенитных орудий, прямо под которыми находились цистерны с авиабензином. Понятно, чем это могло грозить кораблю. Впрочем, даже пожар ветоши в кладовой оказался весьма неприятной вещью — несмотря на все усилия, его не могли потушить целый час. В любой момент этот пожар мог перерасти в нечто более серьёзное, но заполнение бензопроводов углекислым газом, быстрое затопление перегрузочных отделений и слаженные действия аварийных партий помешали распространению пожара.

 


Сам Кобаяси был вынужден сбросить бомбу во время нападения истребителей, поскольку в атаку на «Йорктаун» он не выходил. С другой стороны, в момент начала атаки он точно был жив, поскольку успел передать на «Хирю» сообщение о первых попаданиях и пожаре на «Йорктауне». Что с ним стало потом — до сих пор не ясно: скорее всего, именно его машину, кружившую неподалеку от американских кораблей, сбили лейтенант Томас Провост III и младший лейтенант Джеймс Хэлфорд из 6-й истребительной эскадрильи с «Энтерпрайза», пришедшие на помощь своим коллегам с «Йорктауна».

 

После окончания атаки пикировщиков около 12.15 «Йорктаун» выглядел весьма неважно (горящий, окутанный клубами дыма, теряющий ход), что позволило японцам после сражения утверждать, что они его потопили.

Но эффективная организация борьбы за живучесть показала себя: пожары были потушены, дыра в полётной палубе быстро заделана, а повреждённые дымоходы латались в авральном темпе.

2-я атака авианосца «Йорктаум»

А тем временем в ангарах «Хирю» прохлаждались 10 B5N2. Вместо того, чтобы отправить их в атаку сразу после того, как на них закончат подвешивать торпеды (это случилось около 12.30), командующий 2-й ДАВ предпочёл ждать, хотя на счету была каждая минута — единственное, что могло спасти «Хирю» от новой американской атаки, был вывод из строя всех трёх американских авианосцев до того, как они смогут поднять в воздух свои ударные группы.

Как ни удивительно, но контр-адмирал Ямагути, известный своей привычкой давать рисковые советы своему начальству, оказался весьма осторожным, когда пришёл его черёд командовать (командующий АУС вице-адмирал Нагумо после оставления горящего «Акаги» перенёс свой флаг на крейсер «Нагара» (в 11.45) и не вмешивался в действия Ямагути). В его распоряжении на борту «Хирю» было 27 истребителей, и ещё 7 находились в ВВП. то есть даже с запасом для прикрытия самого «Хирю» Ямагути мог обеспечить 10 ударным самолётам Томонага мощный эскорт. Но он предпочёл состорожничать и выделил Томонага только 6 истребителей, хотя эти 10 B5N2 были последним резервом Кидобутай. Более того, даже эти б истребителей были подняты в воздух только после того, как вернулись истребители эскорта Кобаяси. Впрочем, выжидал Ямагути напрасно, поскольку с остатками отряда Кобаяси вернулся только 1 «Рэйсэн».

Так или иначе, но Томонага начал поднимать в воздух свою группу только в 13.30, а уже в 13.55 радар «Йорктауна» обнаружил японские самолёты. Американский корабль еще не закончил ремонт, и сразу после обнаружения группы Томонага началась лихорадочная гонка со временем, которую американцы выиграли в 14.00 были запущены котлы, и к 14.30 корабль уже имел ход в 19 узлов. По иронии судьбы именно кильватерные следы, оставляемые американскими кораблями, были первыми, что заметили японские лётчики в 14.30. Как только «Йорктаун» дал ход, с его палубы поднялись в воздух 8 истребителей вдобавок к тем б «Уайлдкетам», которые уже находились в БВП над авианосцем. Тем временем 4 машины из этой шестерки были направлены на перехват японских самолётов.

Обнаружив авианосное соединение противника, Томонага решил разделить свои силы, чтобы зайти на противника с двух сторон. Одну половинку «клещей» он возглавил сам. а вторую повёл в атаку командир 2-й эскадрильи капитан-лейтенант Хасимото Тосио.

Иногда решение Томонага атаковать «Йорктаун» считают ошибкой или невезением, хотя ничего ошибочного в его решении нет как и было приказано, он обнаружил боеспособный американский авианосец и атаковал его. Ведь «Йорктаун», несмотря на все его повреждения, не утратил самого важного качества для авианосца — способности поднимать в воздух и принимать на борт самолёты Так что решение Томонага об атаке «Йорктауна», озвученное своим подчиненным в 14 32, полностью отвечало ситуации.

Уже через несколько минут после того, как капитан-лейтенант Томонага отдал приказ атаковать, около 14 38 на его эскадрилью свалилась пара истребителей, сбивших замыкающий торпедоносец. На перехват бросились два истребителя мичмана Минэгути (1-е звено), быстро сбившие оба «Уайлдкета». Невзирая на плотный зенитный огонь, японские торпедоносцы начали выходить на боевой курс, но заметили, что «Йорктаун» развернулся к ним кормой. Не желая бросать торпеды под невыгодным углом с минимальной вероятностью попадания, Томонага разделил свою эскадрилью: два самолёта (в т.ч. и его собственный) описали вираж и начали заходить на авианосец с правого борта, а два других самолёта — с левого. Таким образом куда бы ни повернул «Йорктаун», он все равно подставлял свой борт одному из звеньев. Но тут в атаку пошли американские истребители. К самолётам, заходившим с левого борта, «приклеилось» по одному «Уайлдкету», поливавших японские самолёты пулеметным огнем. Но торпедоносцы упорно не желали падать: первый успел зайти на «Йорктаун» с носа, потерять свою торпеду и даже попытаться таранить авианосец, но рухнул, обьятый пламенем, неподалеку от носа «Йорктауна» Вторая машина также была сбита (взорвалась от огня истребителя или зениток авианосца), но только после того, как смогла сбросить торпеду. Звено Томонага атаковал капитан 3-го ранга который с первой же атаки поджёг самолёт Томонага. Но упрямый японец продолжал удерживать свой пылающий B5N2 на боевом курсе: только после сброса торпеды у избитой машины Томонага отвалилось левое крыло, и она рухнула в воду за кормой американского авиа¬осца.

Ведомый Томонага также смог сбросить торпеду и даже уйти без повреждений. Но радовался он недолго, поскольку к югу от соединения Флетчера его машина натолкнулась на три истребителя с «Энтерпрайза», летевших на помощь «Йорктауну». Короткий бой — и 1-я ударная эскадрилья с «Хирю» полностью перестала существовать. так и не сумев поразить американский авианосец.

Тем временем 2-я эскадрилья заходила с северо-востока (с левого борта «Йорктауна»). Поскольку внимание большинства американских истребителей было отвлечено атакой 1-й эскадрильи, на перехват 2-й вышло всего несколько машин. Впрочем, это не помешало трем «Уайлдкетам» лихо атаковать и быстро сбить оба «Рэйсэна» 2-го звена (командир — капитан- лейтенант Мори), прикрывавших торпедоносцы Хасимото. Только подход 3-го звена истребителей старшины 1-й статьи Ямамото Акира, вступивших в яростную схватку с американцами, спас 2-ю эскадрилью от повторения участи 1-й. А у самого «Йорктауна» уже крутилась звено Минэгути. Они не смогли прикрыть Томонага, но успели помочь Хасимото, сбив, например, самолёт младшего лейтенанта Джорджа Хоппера сразу после того, как он оторвался от полётной палубы. Кроме того, почти до самого выхода на боевой курс машины Хасимото были прикрыты облаками. Благодаря этому 2-я эскадрилья вышла в атаку практически в идеальных условиях, если не считать такой «мелочи», как шквал зенитного огня с авианосца и кораблей охранения. Скорее всего, именно из-за сильного зенитного огня из 4 сброшенных торпед в цель попало только две*. Пятый B5N2 (с «Акаги») так и не смог сбросить свою торпеду.

Под прикрытием истребителей ударные самолеты Хасимото смогли уйти без потерь. хотя по возвращении на «Хирю» 2 B5N2 и 3 А6М2 были признаны не подлежащими ремонту.

Следует отметить, что организация перехвата истребителями «Йорктауна» второй японской атаки оказалась не на высоте: из десяти торпедоносцев только один был сбит до того, как смог сбросить торпеду. И это несмотря на наличие радара и действующей (хотя и примитивной) системы управления истребителями.

Обе торпеды поразили корабль по левому борту напротив надстройки с интервалом в полминуты Взрывы нанесли серьёзные повреждения были затоплены котельные отделения №№ 2, 6, и 8. а также носовой отсек генераторов. Вода начала поступать даже в машинные отделения Авианосец полностью лишился электроэнергии (носовой распределительный щит был уничтожен попаданиями торпед, а кормовой закоротило), что делало крайне проблематичной борьбу за живучесть. Поэтому командир «Йорктауна» — капитан 1 -го ранга Эллиотт Букмастер — приказал оставить корабль.

Однако корабль все не тонул, и 6 июня на его борт снова вернулась часть экипажа во главе с командиром. Они имели реальные шансы дождаться корабля-спасателя из Перл-Харбора, но первой к «Йорктауну» успела японская подлодка «И-168», которая в 13.05 того же дня выпустила по кораблю четыре торпеды с дистанции около 1 ООО метров. Как минимум одна торпеда попала в стоявший у борта эсминец «Хамман» (DD-412 «Наттап»). затонувший практически мгновенно, а ещё две прошли под эсминцем и поразили накренившийся «Йорктаун» в днище со стороны правого борта Несмотря на дополнительные повреждения, авианосец продержался на воде до утра 7 июня, когда, наконец, затопление превысило критические пределы и «Йорктаун» пошёл на дно, перевернувшись на левый борт.

Контратака американской авиации и гибель «Хирю»

Пока торпедоносцы Томонага атаковали «Йорктаун», капитан-лейтенант Адаме из 5-й разведывательной эскадрильи уже готовил месть за свой родной корабль. В 14 45 он сообщил об обнаружении остатков Авианосного ударного соединения Немедленно после получения сообщения «Энтерпрайз» начал поднимать на полётную палубу ударную группу и в 15.30 начал поднимать ее в воздух. Как ни невероятно это звучит, но об организации атаки забыли сообщить на «Хорнет», командир которого капитан 1-го ранга Марк Эндрю Митчер решил, что атака откладывается, и убрал часть самолётов в ангар для освобождения полётной палубы. В результате «Хорнет» начал поднимать в воздух свои самолёты только через 30 минут после «Энтерпрайза».

 


А на борту «Хирю» командование и штаб 2-й ДАВ продолжали демонстрировать обычно вовсе не свойственную им нерешительность. Хотя вернувшиеся пикировщики должны были быть готовы к новому вылету около 14 45. только 45 минут спустя (около 15.30) было принято решение атаковать американцев немедленно 6 D3A1 и 9 А6М2 были уже готовы к подъёму на полётную палубу, но тут вдруг вспомнили, что экипаж не пообедал, и решили атаковать американцев на закате. Почему экипаж не мог подождать 20-30 минут, пока не будет поднята в воздух ударная группа — непонятно (пилотам как раз никто не мешал перекусывать в промежутках между вылетами). Также непонятно. почему ради обеда надо откладывать вылет ударной группы до 18.00. Более разумной выглядит гипотеза о том, что атакой на закате Ямагути хотел обезопасить ударную группу. Действительно, самолеты, атакующие на закате, в сумерках гораздо труднее перехватить, а они могут пользоваться последними лучами заходящего солнца. Но малейшее промедление — и японским лётчикам будет так же сложно атаковать американские авианосцы в темноте, как и американским истребителям их перехватывать Опять-таки оставшимся 5 бомбардировщикам и 5 ударным самолётам был обеспечен явно недостаточный эскорт — 10 истребителей. На самом деле такая «осторожность» только увеличивала угрозу «Хирю». Откладывая атаку, японцы просто напрашивались на повторение утреннего кошмара, когда три японских авианосца были поражены бомбами. имея в ангарах заправленные и снаряжённые боеприпасами самолёты.

 

Это наглядно продемонстрировала группа пикировщиков с авианосца «Энтерпрайз», которая вышла в атаку на «Хирю» около 16.58. заходя на цели с запада, со стороны солнца. Командир ударной группы капитан-лейтенант Уилмер Галлахер был настолько уверен в успехе атаки, что приказал атаковать «Хирю» только 10 самолётам с «Энтерпрайза» (6-я разведывательная и летевшая за ней 6-я бомбардировочная эскадрильи), а самолёты 3-й бомбардировочной эскадрильи (базировавшиеся на «Энтерпрайз» машины с авианосца «Йорктаун») отправил атаковать «ближайший линкор», которым оказался «Харуна». Но исполняющий обязанности командира 3-й бомбардировочной капитан-лейтенант ДеВитт Вуд Шумвэй имел на этот счет свое мнение, и, наплевав на приказ, бросился со своими 14 пикировщиками бомбить японский авианосец сразу после эскадрильи Галлахера. Этим он обеспечил поражение «Хирю», резкий поворот которого в самый последний момент «сбил прицел» лётчикам Галлахера, отбомбившимся неточно. Правда, этим он также сорвал заход на цель 6-й бомбардировочной эскадрильи Беста, которому пришлось прерывать атаку и выходить из пике — прямо на японские истребители, которые сбили его ведомого, младшего лейтенанта Фреда Вебера. Несмотря на все усилия 13 японских истребителей, которыми командовал капитан-лейтенант Инудзука Macao (с «Кага»), эскадрилья Беста снова ринулась в атаку на «Хирю» сразу же за машинами с «Йорктауна».

Шансов увернуться от такой массированной атаки у авианосца не было — в общей сложности носовую часть его полётной палубы поразили четыре 454-кг бомбы (первая из них была, скорее всего, была сброшена Шумвэем). Сила взрывов была такой, что передняя треть полётной палубы завалилась внутрь ангара, а большой кусок носового самолётоподьемника был выброшен из шахты и ударился о надстройку. Как раз в носовом ангаре нахолились 19 истребителей А6М2, большая часть которых была заправлена и снаряжена патронами и снарядами. Результаты попаданий в «Хирю» были настолько заметными, что последние американские пикировщики предпочли атаковать «Харуна», но не добились попаданий. Вся атака заняла 12 минут — с 16.58 до 17.10. Потери американцев составили 3 самолёта, и ещё 3 пришлось списать после возвращения на «Энтерпрайз».

Не успели японцы перевести дух, как в 17.20 на них в атаку пошли задержавшиеся с вылетом 16 SBD-3 с «Хорнета» (8-я разведывательная и 8-я бомбардировочная эскадрильи; командир — капитан-лейтенант Эдгар Ди. Стеббингс). Они решили не атаковать горящий «Хирю» и сбросили свои бомбы на тяжелые крейсера «Тонэ» и «Тикума» — правда, без результата.

А в 17.42 японское авианосное соединение атаковали 6 В-17 подполковника Суини с Мидуэя, и еще 6 В-17, летевших на Мидуэй с аэродрома Баркинг Сэндз на острове Кауаи (командир — майор Джордж Блэки). Почти час (до 18.32) они бросались бомбами по японским кораблям, но попаданий не добились.

Тем временем команда отчаянно боролась за спасение «Хирю», в носовой части которого начался сильный пожар. Поскольку одна из главных пожарных магистралей продолжала работать, распространение пожара в корму удалось сдержать. Авианосец также сохранил ход и управляемость, что позволило ему уходить на северо-запад под прикрытием четырёх эсминцев: «Югумо», «Кадзэгумо», «Макигумо» и вероятно, «Таникадзэ». Но в 21.23 «Хирю» замер без хода и электроэнергии, что лишило экипаж возможности использовать пожарную магистраль. Эсминцы эскорта пытались помочь борьбе с пожаром, подойдя к борту «Хирю» и поливая его из своих брандспойтов В 21.30 «Югумо» даже отправился к крейсеру «Тикума». чтобы взять с этого корабля дополнительные шланги. В результате этих усилий пожары удалось сдержать под контролем, хотя корабль и получил крен в 15' на левых борт из-за массы воды, залитой в ангары. Но около полуночи на авианосце прогремел сильный взрыв, вызвавший новые пожары После ещё двух с половиной часов борьбы с огнем Ямагути и Каку, наконец, сдались и в 02.30 приказали экипажу приготовиться покинуть корабль.

К 02.50 остатки команды «Хирю» (около 800 человек) собрались на полётной палубе, где к ним с прощальной речью обратился сначала командир корабля, а потом и вице-адмирал Ямагути. Затем все повернулись в сторону Токио и трижды прокричали «Банзай!» Императору. После этого под звуки гимна с мачты «Хирю» был спущен корабельный и адмиральский флаги. Вся церемония продолжалась почти 30 минут на фоне непрекращающихся пожаров.

Только в 03.15 команда, наконец, начала покидать корабль, переходя на эсминцы «Кадзэгумо» и «Макигумо»: сначала с корабля был снят портрет Императора, затем раненые, а за ними в полном порядке последовали и остальные члены команды во главе со старшим помошником командира капитаном 2-го ранга Каноэ Такаси. Эвакуация окончательно закончилась в 04 30. Контр-адмирал Ямагути Тамон и капитан 1-го ранга Каку Томэо остались на корабле, дабы своей смертью искупить вину за гибель «Хирю».

Описание исхода с «Хирю» кажется похожим на дешевый пропагандистский фильм, но поведение японцев на палубе гибнущего корабля было для них самих абсолютно естественным — церемонии должны соблюдаться вне зависимости от обстоятельств.

В 05.10 эсминец «Макигумо», наконец, выпустил торпеду по «Хирю» — но торпеда прошла под килем. Тогда корабль описал циркуляцию вокруг «Хирю» и выпустил вторую торпеду, поразившую авианосец в носовую часть с правого борта. Эсминец уже уходил на соединение с остальными кораблями Авианосного ударного соединения, когда на палубе «Хирю» появилось несколько человек, размахивавших шапками. Опасаясь возможной атаки американских самолётов (приближался рассвет) командир «Макигумо» капитан 2-го ранга Фудзита решил не возвращаться за ними. Кроме того, попытка подобрать людей с корабля, который мог затонуть в любой момент, могла закончиться печально для его эсминца.

Но «Хирю» вовсе не собирался тонуть, и в 07.20 адмирал Ямамото с немалым, должно быть, удивлением получил радиограмму с самолёта-разведчика (B4Y1 с авианосца «Хосё») об обнаружении «Хирю» и о наличии людей на его палубе. Вопреки мифу о том, что японские адмиралы не заботились о спасении своих подчиненных, в 08.20 Ямамото приказал отправить для спасения остатков экипажа «Хирю» эсминец «Таникадзэ». К сожалению, корабль не успел найти «Хирю» до его гибели и спасти оставшихся на борту моряков. Зато он успел стать мишенью для не много, не мало, а 65 американских пикировщиков с «Хорнета» и «Энтерпрай» за (18 08 — около 18.40), а в 16.36 и 18.45 его атаковали по 5 В-17 с Мидуэя. Однако «Таникадзэ» смог отбиться от всех атак, сбив при этом один пикировщик SBD и один В-17 еще 1 «Донтлесс» и 1 В-17 были вынуждены на обратном пути сесть на воду из-за нехватки топлива. Только с наступлением темноты эсминец вернулся к главным силам адмирала Ямамото.

Тем временем «Хирю» все больше и больше оседал носом. Наконец, затопление корабля превысило критические пределы, и около 09.07 — 09.15 «Хирю», наконец, ушел на дно носом вперед. Общие потери экипажа «Хирю» и находящегося на борту личного состава 6-й АГ составили 392 человека, в т.ч. 66 летчиков.

Оставшиеся на борту «Хирю» 39 моряков во главе с капитаном 2-го ранга Аимунэ Кунидзо и лейтенантом Мандаи смогли добраться до плававшей неподалеку от «Хирю» шлюпки, в которой, по счастью, оказались запасы еды и питья. После двух недель дрейфа шлюпку заметила американская летающая лодка РВУ и 19 июня 1942 г. их спасла американская плавбаза гидросамолётов «Баллард» (AVD-10 «Ballard»). Четыре моряка умерли от ран во время дрейфа, а пятый скончался уже на борту «Балларда».

С целью скрыть истинные потери японцев при Мидуэе «Хирю» был исключен из списков флота на шесть недель позже, чем «Сорю» — 25 сентября 1942 г.

Материал взят с сайта: http://13fish13.ru/load

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме "ВМФ".

Новое на сайте